18:08 

Иллин
Сначала выживание, потом мораль
Так как все вроде закончилась, можно деанонится. Это было офигенно и команда офигена, а я выродила фик про мордекая. Может в следующий раз я осилю фик про Нишу.

Название: To have a bird's eye view
Автор: Иллин
Бета: fandom Borderlands 2016
Размер: мини, 2099 слов
Пейринг/Персонажи: Мордекай, Кровокрыл, фоном Мокси;
Категория: джен
Жанр: повседневность, дружба, психология;
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: у Мордекая мало друзей. Точнее их почти что нет. Единственное близкое и дорогое существо – птица по имени Кровокрыл. Случайная встреча была самым лучшим союзом над долгие года…
Примечание/Предупреждения:


Каждое утро начиналось привычным образом: с пронзительного крика Кровокрыла, который никак не хотел терять время в ожидание завтрака. Мордекай привычным жестоком потянулся к сумке, что висела на спинке кровати, и достал оттуда кусочек вяленого раккового мяса. Кровокрыл с радостным стрекотом соскочила с приседа, прошла по скомканному одеялу и с довольным щелканьем вцепилась в свою еду. Мордекай нежно смотрел на своего маленького друга, на его взъерошенные перья и то, как она мощным клювом разрывала куски мяса.
В последнее время Мокси особо бесилась от этой картины. Почему-то ей казалось, что для Мордекая «эта дурацкая птица!» была намного важнее, чем она. Впрочем, не так уж она и заблуждалась.

***
Мордекай смутно помнил, что он делал на этой забытой планете. Сколько он успел их сменить? После того неудачного турнира, все, что ему мир задолжал, теперь возвращалось. Его мало волновала слава и деньги, по правде говоря, – тоже. Только новая снайперская винтовка, клинок и задания от разного рода нанимателей – вот все, что у него было в этот момент времени. Идя по пыльной планете, дыша ее затхлым воздухом, он внимательно всматривался в горизонт. Ему нужно было найти тушу одной твари, взамен которой тот странный парень пообещал отличное оружие. И деньги, куда же без них? Перед Мордекаем резко пронеслась быстрая тень, и он привычным движением руки навел снайперскую винтовку, прицеливаясь.
Выстрел.
Звук от упавшего тела птицы глухо прокатился по пустырю. Было в этом что-то даже трагичное, несправедливое. Но Мордекай уже давно привык. Такова жизнь: или ты ешь, или едят тебя. Такое отношение к жизни давно уже стало просто работой. Он молча подошел к мертвой птице и потрогал ее носком ботинка. Особь была мертва, хватило одного точного выстрела. Однако некое копошение, выхваченное краем глаза, внезапно привлекло внимание. Он пристально огляделся и чуть вдали приметил гнездо, а вокруг него – копошащихся зверьков. Хищники, всегда бывшие на стороже, увидели смерть взрослой опасной особи и решили поживиться ее яйцами. Мордекай же не осознавал до конца, что двигало им в момент, когда он поднял винтовку.
Выстрел.
Выстрел.
Он подошел к гнезду и увидел единственное уцелевшее яйцо, что лежало там. Остальных успели растащить. В этот момент оно пошло трещинками, и сквозь скол просунулся кончик клюва. Мордекай заинтригованный увиденным, присел на корточки и стал внимательно наблюдать за появлением птенца на свет. Трещинки разрастались, а яйцо постепенно раскачивалось. Наконец скол стал больше, и птенец высунул наружу голову. Он, пронзительно пища, удивленно таращился на Мордекая, который, вздохнув, аккуратным движением раскрыл остатки скорлупы. Ему в ладонь выпал птенец.
Честно говоря, в тот момент, он подумал: «Какой-то ты очень стремный, малыш, прям как твоя мамаша». Комок розовой плоти без перьев отчаянно пищал и хлопал глазками. Его голова болталась на тонкой шее, а лапки толком не держали сморщенное туловище. Мордекай, движимый неведомым ему чувством, аккуратно подобрал птенца, сунул его под куртку, а потом взял труп «мамаши» и отправился в город. Пригревшись в тепле, птенец замолчал.
Уже отдав тушу заказчику и получив за работу деньги, Мордекай затарился виски, нехитрым провиантом и отправился к себе в комнатку, которую он снимал на верхнем этаже трактира. Он аккуратно вытащил птенца из-за пазухи и посадил на стол. Потревоженная птица пронзительно запищала, бессильно раскрывая клюв.
– Чего тебе, блядь, надо? – спросил Мордекай, рассматривая своего нежданного питомца. Он открыл бутылку с виски и отпил, обжигая глотку. И тут до него все дошло.
– Так ты хочешь жрать? А чем тебя мать-то должна кормить? – опыт по выкармливанию хотя бы котяток у него отсутствовал. Он молча протянул питомцу кусок раккового мяса, но птенец бессильно раскрывал клюв.
– Че тебе не нравится? Тебе деликатесы подавай? – ворчал Мордекай, запихивая кусок в клюв птенца. Судя по тому, как мясо вываливалось обратно, он что-то делал не так. Он смутно припоминал, что вроде как кормят птенцов переваренной пищей, но лично он не собирался так изголяться. Еще три глотка виски и осточертевший писк заставили его быстро передумать. Решив попробовать, он прожевал кусочек вяленого мяса и выплюнул в ладонь полученную кашицу. Полученный продукт от ткнул в морду птицы. Птенец радостно жадно глотать свой первый в жизни завтрак.
Сложно точно утверждать, что именно двигало Мордекаем в этот. Было в этой птахе нечто, что напоминало ему его. Может то, что в этом ебанном мире они никому были не нужны, кроме самих себя? Или то, что даже убежденному вольному одиночке бывает не по себе, а выпивка и компания сомнительных шлюх вряд ли могут поспособствовать душевной гармонии?
Мордекай продолжал выкармливать птенца, наблюдая за появлением оперения, за тем, как он начал сам отрывать куски от мяса. Питомец стал приветствовать своего хозяина радостным клектом (то, что он радостный понять мог только Мордекай, но остальные – пусть идут нахуй). Позже он начал приучать птенца к рукам. Он чаще всего называл его просто Птица или «Эй ты», а всякие пафосные прозвища бесили Мордекая.
Постепенно он приучил его к нахождению рядом с собой.
Однажды прогуливаясь по пустоши, Мордекай привычно отвязал опутенки и отпустил уже подросшего птенца полетать. Плавный взмах руки, и тот взмыл в воздух. Мордекай знал: питомец вернется. Всегда возвращался.
Наблюдая за своим Птицей, он не заметил, как к нему подкрались скаги. Мерзкие твари всегда нападали стаями. Они медленно окружили его, издавая противные звуки, хлопая безобразными челюстями, плюясь в него ядовитой слюной. Только Мордекай хотел прицелиться, как с неба, словно камень из пращи, упал… птенец. Яростным движением когтей он глубоко распорол морду одному из скагов, заставив тварь взвыть от боли. Добил ее Мордекай, пальнув из пистолета. Остальные члены стаи, испугавшись отпора, удрали в свои норы, а птенец с довольным клекотом сел на плечо к своему хозяину.
– А ты оказывается кровожадный малыш, – протянул довольный Мордекай, гладя его по грудке. Птиц словно посильнее выпятил ее и тихо заклекотал. – Хм-м-м. Кровожадный… Кровавый. Знаешь, кажется у тебя будет имя. Кровокрыл…
Уже названный птенец застрекотал на своем птичьем языке.

***
Дело было дрянь. С другой стороны, когда у Мордекая было по-другому? Сидя в этом темном закутке, слыша, как пули долбят по стене, он перезаряжал свою любимую винтовку. Кровокрыл, к тому времени подросший и ставший взрослой птицей, озадаченно топтался по полу, смотря на своего хозяина пуговицами глаз. Весь его вид выражал «Че ты паришься-то?». Самое хуевое в случае Мордекая было то, что бандитов меньше не становилось, а вот патроны заканчивались. И вот это было крайне хуево, просто катастрофа.
Какую-то часть он успеет порубить клинком, а что до остальных… Об этом он предпочитал не думать. Закончив возиться, он привычным жестом направил свою винтовку и прицелился. Патронов оставалось мало, а судя по копошению бандитов – их все прибывало. Резкий взмах крыльев и острые когти прошлись по спине Мордекая.
– Куда ты, блять, тупой ты комок перьев?! – взревел снайпер.
Птица красиво взмахнул крыльями и взлетел к потолку. Бандиты с радостным гоготом начали стрелять по новой цели, Сильно этим взбесив Мордекая. Красиво и изящно лавируя, уходя от огня, Кровокрыл выставил вперед когти, атаковал ближайшего противника. Когти, острые как стальные клинки, легко вошли в плоть, разрывая ее. По залу прокатилось эхо крика. Мелькнуло быстрое, почти незаметное движение, и он снова взмыл вверх.
Следующим мгновением рядом с Мордекаем упал магазин патронов, измазанных в крови. Коротко выругавшись, он быстро подтянул его к себе и зарядил в винтовку. Довольный клекот Кровокрыла раздался где-то под потолком.

***
Мордекай обеспокоенно рулил на тачке по пустыне Пандоры. Эта планета была словно лакмусовая бумажка для бандитов всех мастей, она привлекала самую отборную шваль со всей галактики. На соседнем сидении, нахохлившись, сидел Кровокрыл. Птица была понурым, казалось, у него потускнели даже перья, а его молчание было пугающе непривычным. Когда взволнованный Мордекай ввалился в дом Зеда посреди ночи с просьбой посмотреть питомца, Зед вначале покрыл его отборным матом и словами же указал на выход.
Потом, чертыхаясь, он все же включил свет и перенес птицу на смотровой стол. Мордекай не представлял, как он, должно быть, выглядел сам: Зеду хватило одного взгляда на него, чтобы передумать. Он же, явно переступив через себя, посоветовал найти Патрицию Таннис и спросить совета у нее. По словам Зеда, она долгое время жила на Пандоре, лазила по всем ее уголкам и, вероятно, была в состоянии помочь.
Тачка резво катилась по пустынным просторам, распугивая сонных скагов и будоража стаи ракков. Сегодня Мордекаю было не до них. За короткий срок Кровокрыл стал не просто питомцем и хорошим компаньоном в борьбе за выживание, а близким существом, другом. И сейчас Мордекай был перепуган не на шутку.
Наконец он увидел искомый домик, спрятанный в скалах. Странно, что Патриция выбрала такую дыру (которая казалась мусорной дырой даже на фоне всей Пандоры), хотя хрен их пойми, этих ученых. Он аккуратно взял Кровокрыла с сиденья, бережно закутав его в свою куртку и направился к входной двери.
Он постучал. Постучал снова, и, не дождавшись ответа, открыл дверь сам – с пинка. В затхлое помещение сквозь зарешеченные окна слабо пробивался солнечный свет. Посреди комнаты стоял письменный стол, заваленный бумагами, возле которого молодая брюнетка, что-то внимательно изучала, и говорила в диктофон:
– День тысяча… – она обернулась на грохот и недоуменно посмотрела на незваного гостя. Патриция, как она впоследствии призналась, в тот момент пыталась понять, не мираж ли перед ней.
Мордекай прошел к столу и, смахнув бумаги на пол, бережно положил свою ношу. Подрагивающими пальцами распутал куртку. Кровокрыл растерянно посмотрел на новую знакомую.
– Патриция Таннис? – Мордекай решил не терять время на вежливые раскланивания. – Меня зовут Мордекай. Мне очень нужна твоя помощь. Точнее, она нужна ему, – он пальцем показал на взъерошенного Кровокрыла.
– Это я. Только я, парень, археолог. Не орнитолог. Даже не ветеринар, – протянула Таннис, внимательно присматриваясь к птице. Она аккуратным движением пальцев коснулась крыла, расправив его. Кровокрыл на это практически не реагировал. Взгляд Патриции остановился на морде Кровокрыла, она внимательно смотрела и что-то лихорадочно соображала.
– Любопытный экземпляр. Где ты его нашел? Я считала, что этот вид почти вымер… – она посмотрела на Мордекая, продолжая бережно осматривать птицу.
– С одной планеты. Я его птенцом подобрал и вырастил. Я заплачу любые деньги. Только вылечи его. Зед сказал, что ты облазила каждый уголок это ебанной планеты. Кровокрыл не ест уже который день, не летает и в целом выглядит не очень.
Патриция задумчиво уставилась в ответ. Несколько минут в комнате царила тишина. После чего, она погладила по спине Кровокрыла и направилась к шкафчику, висевшему напротив двери. Зазвенев разными склянками и мензурками, Патриция принялась что-то искать, Мордекай же терпеливо ждал. Выбора у него больше не было. Через непродолжительное время, Таннис достала небольшую закупоренную колбочку, наполненную странной жидкостью.
– Я не могу тебе гарантировать, что она поможет. Но пои понемногу каждые полчаса свою птицу. И…молись, кому бы ты там не верил, чтобы подействовало. Препарат, кстати, дорогой, но, если сейчас нету денег, потом придешь. У меня есть для тебя одно задание.
Поблагодарив, Мордекай аккуратно сгреб свое сокровище, зажал лекарство в руке и бросил на стол увесистую пачку денег.
Заведя мотор тачки, он решил найти небольшое и спокойное место, чтобы переждать сутки. Ехать в город он не хотел. Остановившись возле озера (радиоактивной лужи), он нежно качал на руках Кровокрыла, настойчиво пытаясь поить его из колбочки. Несмотря на больное состояние, птица был против. Отворачивал морду и вяло шевелил крылья, но кто его, блять, спрашивал? Ближе к вечеру, Мордекай немного задремал, из полудремы его выдернул странный булькающий звук. Открыв глаза и подскочив, он увидел, как Кровокрыл, вытянув напряженную шею, что-то срыгивал. После непродолжительных мук, он все-таки срыгнул погадку и довольно заклекотал, щелкнув клювом.
– Гребанный комок перьев, так ты попросту обожрался и оттого не ел?! – взревел Мордекай. Кровокрыл виновато прижал крылья к телу и пригнул голову. – Блядь, – Мордекай шумно выдохнул. – Ты. Больше так не делай, малыш. А то сдохну я.

***
– То есть завтрак этой ебаной курице – всегда пожалуйста, а мне так нет?! – раздался пронзительный голос Мокси.
Мордекай лениво потянулся на своей кровати и погладил Кровокрыла. Кто-то еще сомневался, почему он предпочел птицу? В дверном проеме стояла рассерженная донельзя женушка. По ее лицу было ясно видно, что она бы предпочла сдать птицу таксидермисту, нежели держать ее дома. Кровокрыл с довольным урчанием выдрал очередной кусок мяса из рук хозяина. Сам же Мордекай спокойно лежал на кровати. За недолгую совместную жизнь он успел уяснить: с Мокси лучше не вступать в перепалку.
– Неужели это ощипанный комок тебе дороже, чем я? У меня красивое тело, я привлекательна, популярна среди мужчин и женщин, и я все равно на втором месте после птицы?! – в голосе Мокси слышались нотки раздражения и обиды. – Неблагодарный мужлан, – развернувшись на каблуках, она вышла из комнаты и силой треснула дверью об косяк.
Мордекай поморщился. Меньше всего он хотел выяснять отношения. Тем более, таким образом – когда тебе даже не дают высказаться.
Кровокрыл прошелся по покрывалу и ласково ткнулся клювом в бородку своего хозяина. Он принялся что-то клекотать на своем птичьем языке, перебирая волосы Мордекая, смешно толкаясь головой в его лицо. Он словно старался поддержать своего хозяина и всем своим видом говорил: забей, друг, просто забей.

URL
   

Обитель задрота

главная